Наша история

Модератор: NicA

Закрыто
Аватара пользователя
Vladimir
Site Admin
Сообщения: 1173
Зарегистрирован: Сб июл 14, 2018 2:16 pm
Откуда: Алматы
Не курю с: 27.11.2013
Стаж курения: 30

Наша история

Сообщение Vladimir » Пн авг 06, 2018 1:26 am

Часть I
Наша история

Каждый день начинался одинаково: тревога, усталость, вялость, желание выпить и похмелье, притуплённое сознание... и неодолимое желание курить. Как правило, из постели нас вытаскивало предвкушение курения, иногда мы умудрялись сделать затяжку еще до того, как находили силы подняться. После первой заправки мы чувствовали себя в состоянии вступить в новый день.

Этот безумный ритуал мы начинали практиковать примерно с 16 лет. Отсюда пошел отсчет ежеминутного действия на нас никотина. Даже когда мы спали, наркотик работал, перемещаемый нашей кровью, - менял ритм нашего дыхания, изменял скорость сердцебиения, деформировал наши сны и готовил нас к следующей утренней дозе.

Никотин присутствовал в каждой нашей эмоции. Какое бы чувство мы ни испытывали и какая бы ни возникала у нас потребность, никотин сопутствовал им. Беспокойство, страх, тревога, гнев - никотин тут как тут. Испытывали удовольствие, общались, уютно устраивались с книгой - он был здесь. Выпивка, вождение, письмо, разговор по телефону, телевизор, промежутки между блюдами и после еды - никотин был с нами. Какое бы ни было время суток, обстоятельства, общество, наркотик был с нами, неотделим от нас, казался очень своевременным и необходимым.

Никотин был нашим лучшим другом, никогда не покидающим нас. В каком бы виде мы его ни выбирали - сигареты, сигары, трубки, жевательные резинки, нюхательный табак, - все убеждало нас в его привлекательности, даже цвета и размеры упаковок. Мы были уверены, что реклама не в силах одурачить нас. И всё же выбирали марки под воздействием средств массовой информации и ухищрений рекламных кампаний по продвижению товаров, — мы представляли себя самыми изысканными, самыми женственными или самыми мужественными, похожими на знаменитость, мы сливались с любым образом или фантазией, мы успешно достигали цели убежать от действительности.

Никотин был нашим другом, союзником и постоянным компаньоном. Он помогал начать день, подгонял нас и поддерживал в продолжение дня, а затем убаюкивал нас перед сном. Никотин был рядом в самой большой радости и самой глубокой печали. Никотин был для нас всегда главной необходимостью и никогда не подводил нас. Как же мы могли не любить его?

И всё же эта любовь не была безоблачной. Мы игнорировали предостережения наших родителей, что курение будет тормозить наш рост, но мы не могли не замечать физические симптомы, которые постепенно начинали появляться почти у всех нас. Методично публикуемые научные доводы являлись неопровержимым доказательством того, что никотин - это убийца в виде сердечного приступа, или рака, или сбоя дыхания, или других ужасов. Медицинским управлением Соединённых Штатов уже пару десятков лет выпускались предупреждения. На каждой пачке, на каждой вывеске или журнальной рекламе были небольшие наклейки. Эти предупреждения глубоко запечатлевались у нас в мозгу, но отрицание и зависимость длились днями, неделями, месяцами и годами. Чтобы подсесть на никотин, нужна тренировка. Наши тела, будучи умнее нас, восставали. Мы кашляли и задыхались, нас тошнило, а бывало - и рвало. Тем не менее упорство побеждало. Возможно, мы хотели быть, как взрослые - родители, кинозвёзды, кумиры. Возможно, мы бунтовали. Какая бы ни была мотивация, наши тренировки были успешными. Мы всё делали правильно, и мы завязли.
Независимо оттого, было ли первое знакомство с никотином в одиночку или с друзьями, эксперимент достаточно быстро приводил к черте, когда наркотик получал власть. Мы начинали чувствовать себя «крутыми», «классными», «взрослыми», «вовлечёнными», «освобождёнными», «бунтарями» - и вот мы уже отличались от серой массы. Как только мы обнаруживали, что никотин дает нам то, что, по нашему представлению, нам необходимо, мы прибегали к его помощи всегда и везде. Итак, мы пользовались его услугами, были ли мы на вершине или внизу, хотели ли мы идти вверх или вниз, или когда мы не знали, где вершина, а где пропасть.

Несмотря ни на что, мы быстро приобщались к курению. Некоторые могли продолжать, по крайней мере, некоторое время, совмещать курение со спортом или деятельностью, требующей повышенной физической активности, но для большинства физические нагрузки стали затруднительны. Наше поведение все чаще вызывало неодобрение окружающих, особенно в последние годы.

Нас наказывали, нас обвиняли в слабости. Чтобы избежать критики, мы стали отдавать предпочтение общению с курящими. Но внутри нас усиливались стыд и страх, что это вещество получило контроль над нашими жизнями и над самим нашим существом, и спрятаться от этого мы не могли. Неудачные попытки бросить курить рано или поздно зарождали в нас чувство отчаянья. Преследовала мысль, что мы зависимы до самой смерти, и наркотик не посчитается с нашими намерениями. Провалы и поражения нагромождались друг на друга, а самооценка падала. Это была спираль, ведущая вниз и увлекающая за собой нас.

Вспоминая об этом сегодня, можно сказать, что курение или никотин в любой форме сделали обман нашим жизненным принципом. Часто начиналось со лжи родителям - достаточно серьёзное событие в жизни большинства молодых людей. Затем ложь соединялась с воровством сигарет у тех же родителей. Потом мы лгали, скрывая настоящее число сигарет, выкуренных нами. Все это ускоряло движение вниз по спирали.
Мы выискивали многочисленные оправдания нашего вступления на путь курения. Курили наши друзья, и мы хотели соответствовать. Разве нас приняли бы в компанию, если бы мы не курили, как они? У нас были курящие родители, и мы с детства знали, что вырастем курильщиками. Или: «Я начал курить в 17 лет, чтобы не растолстеть; моя мама сказала, что лучше курить, чем быть толстым». Для тех, кто начинал рано, это была попытка выглядеть, как взрослый, особенно в 40, 50 и 60-х, когда курение считалось приемлемым и модным вхождением во взрослость, общепризнанным обрядом. Курение было частью успешной жизни, казалось, каждая кинозвезда курит. Курение возникало от скуки - если в жизни не было увлекательного занятия.

Причины причинами, но в реальности никто из нас не принимал осознанного решения стать пользователем никотина. Люди вокруг нас - сверстники и родители и наши кумиры - употребляли никотин, и мы подражали их действиям, на спор, из любопытства или по типу «что крестьянам, то и обезьянам», просто попробовать, что это такое.

Нам хотелось повторять это снова и снова, независимо от того, как все начиналось и что мы обрели или что испытывали.

Чувство взрослости, протеста, искушённости, мщение, чувство принадлежности (или группе, или не таким, как все), чувство превосходства. Сигареты было достаточно, чтобы стать или изысканным и галантным, или дерзким. Происходило мгновенное превращение - из простого смертного в запредельно гламурного. В любом случае мы видели одобрение, более того, восхищение и уважение в глазах друг друга и окружающих. Наше тело начало жаждать ощущений, производимых наркотиком, соответственно и наша психика нуждалась в том психологическом кайфе, который мы стали ассоциировать с никотином. Никотин маскировал или смягчал неясные навязчивые страхи, а иногда определенные страхи. Мы прятали страх от других, употребляя никотин. Он вуалировал страх общения с другими людьми. «Он маскировал мой страх делать что-то, удерживая меня сидящим с сигаретой». Большинство из нас в конце концов начинали испытывать вину за то, как мы обращаемся с нашим телом и/или с нашими кошельками, хотя многие из нас курили годами, не заботясь об этом. Наше осознание последствий курения росло, и мы видели всё больше людей, бросающих курить, вокруг нас. В нас либо зарождалось чувство, что мы «хуже», чем наши сверстники, которые, казалось, способны бросить совершенно безболезненно, либо мы убеждали себя, что мы «лучше», чем те, кто бросает, - мы круче, мы продолжаем курить, невзирая на общественное мнение.

Причиной растущего чувства изолированности стала та же «привычка», которая поначалу «помогла нам вписаться в общество». Возможно, это чувство не было столь уж нежеланным, ведь со временем некоторые из нас стали стремиться к уединению и использовали для этого никотин.

Употребление никотина отразилось на всех ипостасях нашей жизни: профессиональной, спортивной, общественной, досуге, общении с противоположным полом. Проявилась неспособность работать без никотина, базирующаяся на твёрдом убеждении, что никотин оказывает нам большую помощь, так как являлся топливом для проявления творческих качеств. Мы обычно предпочитали сидеть и курить, нежели быть в движении, заниматься спортом. Сидячее времяпрепровождение в сочетании с курением стало нашим досугом и заменило общественную деятельность. О сексе без сигарет не могло быть и речи. Физические последствия курения стали очевидными. Одышка и потеря голоса или, ещё хуже, рак и потеря голосовых связок или лёгких.

Одна женщина написала: «Я убеждена, что курение вызвало выкидыш на 5-м месяце беременности, таким образом, мы лишились единственного мальчика». В числе проблем также плохое кровообращение и эмфизема. Этот список можно продолжать. Боль в груди и больные лёгкие были частью жизни, так же, как осознание того, что дурной цвет лица и морщины тоже являлись результатом курения. Прожженная одежда, прожженная мебель, но намного хуже всего этого был жуткий страх тяжело заболеть, возможно, даже умереть из-за курения. И мы курили, чтобы спрятать и этот страх.

Осложнялась семейная жизнь. Обстоятельства были разными, вот одна из драматических историй:
«Трое из моих четверых детей имеют никотиновую зависимость, а на младшего я лишена родительских прав. Фактором, содействующим этому, было моё безнадёжное эмоциональное состояние, вызванное употреблением никотина. У ребёнка была аллергия на дым, и только после четырех приступов лихорадочных конвульсий мы согласились хотя бы не курить дома. Врач грозил нам с мужем заявить о жестоком обращении с ребёнком, если мы не прекратим курить в присутствии ребёнка». Попадая в такие ситуации, большинство из нас старались бросить или, по крайней мере, контролировать свое курение. Первая попытка обычно становилась последней, пополняя список испробованных методов:
Покупать по одной пачке за один раз
Поменять марку
Посещать места, где курение запрещено
Сократить количество, считать сигареты
Курить только в определённое время дня
Бросить работу
Платить штраф за каждую выкуренную сигарету (но только откладывая его на следующий блок).
Нам казалось, что нас недостаточно поддерживают, когда мы пытаемся бросить курить, это было наше оправдание. Те, кто всё ещё курили, возможно, не хотели, чтоб мы бросили, и не приветствовали наших усилий, хотя и не отговаривали. Но мы сумели использовать молчаливую поддержку курящих друзей и поведение семьи как повод сохранять нашу «привычку».

(Они не говорят о том, чтобы я бросил, тогда зачем я буду это делать?) Следовало убедительное объяснение типа «Вся моя семья (кроме моей мамы) не находили возможным жить вместе со мной, когда я пытался бросить курить, даже в течение нескольких часов, таким образом, они призывали меня не бросать».
Отрицание того, что никотин представляет собой большую проблему, позволяло нам оставаться в никотиновой зависимости. Разрушение этого отрицания началось с широкого распространения литературы о здоровом образе жизни в 70-х и 80-х годах. Концепция же употребления никотина как зависимости принималась прохладнее. Считалось, что курение, понюшка или жевание были всего лишь дурными привычками. В то же время наше поведение было порочным и безумным, как у настоящих зависимых больных, готовых на что угодно ради очередной дозы. Копаться в мусорных корзинах, подбирать бычки из пепельницы или даже из канавы, бродить по неблагополучным районам и ехать в мороз и пургу во мраке ночи за сигаретами, не обращая внимания на опасность для себя и, возможно, для других. Не существовало такого позора и унижения, которые нельзя было вынести в погоне за никотином.

Одна женщина рассказала следующую историю:
«Был промозглый дождливый вечер, идеальный вечер, чтобы побыть дома. Я только что смыла макияж, накрутила волосы, натянула старый выцветший домашний халат и большие шерстяные носки и наконец уютно устроилась на диване, чтобы почитать газету. Но поняла, что не могу сконцентрироваться. Всё, о чём я могла думать, - я хочу курить. И я знала, что у меня в доме не припрятано ни одной сигареты. Я старалась выкинуть это из головы, но дошла до того, что не могла больше терпеть. Не удосужившись снять свои бигуди, я схватила старый дырявый плащ, надела пару смешных резиновых ботинок на каблуке - они были ярко оранжевые - прямо на толстые носки и поехала в магазин к торговому центру недалеко от моего дома. И тут «мне повезло»», я увидела одного знакомого в магазине и, стесняясь своего вида, не вошла. Неподалеку находился бар. Он привлек меня тем, что не был освещен. Я вошла, но не увидела автомат с сигаретами.

В баре стоял человек и курил. Я подошла к нему и предложила четверть доллара за пару сигарет.
Он дал мне три или четыре сигареты, отказавшись от денег. К моему удивлению, он обнял меня и, глядя с жалостью, спросил: «С вами всё в порядке? Я могу купить вам что-нибудь поесть? Я могу чем-то помочь вам?»
До меня дошло, что я выглядела, как бомж, в своих папильотках, с торчащим из-под плаща старым халатом, в оранжевых ботах на шерстяной носок... и стреляющая сигареты.

Я уверила мужчину, что со мной всё в порядке, поблагодарила его за сигареты и, сжимая их, ускользнула из бара в темноту, боясь, что человек может последовать за мной и увидеть, как я влезаю в свою новую машину. По дороге домой до меня дошло, что я только что побывала на нижней ступени своей жизни».
Мы употребляли никотин, чтобы преодолевать смущение в присутствии людей, чтобы быть на расстоянии от них и чтобы отделиться. Употребление никотина создавало дымовую завесу между нами и теми, кого мы опасались. Многие из нас чувствовали себя хозяевами своей жизни, когда курили, - галантными, хладнокровными, опытными, властными, смелыми и уверенными в себе. Один человек так описал действие никотина на его самоощущение: «Классный. Харизматичный, центр внимания типа рок-звезды. Загадочный. Важный. Я был таким». Но другой человек сочетает «классно» и «позитивно» с обратной, более отрицательной, стороной: «Я чувствовал себя уверенным, скандальным, хладнокровным, испорченным, классным, сдержанным, умудрённым, но более всего - больным». Низкая самооценка определённо была среди наших характеристик.

Никотин менял наши отношения с другими людьми, включая тех, кто не курит и кто выступает против курения. Мы презирали этих типов. Они нас бесили. Могли разозлиться, когда по телевизору показывали ролики с призывами не курить. Мы чувствовали, что нас дискриминируют. Общественные места перестали быть безопасными. Один человек писал: «Бывало, я ел в ресторане, а кто-то начинал жаловаться, что ему мешает моя сигарета». Часто мой ответ бывал резким и грубым, например: «Ну, передвинься на шесть стульев - не велика птица».

Даже близкие отношения превращались в военную конфронтацию из-за употребления никотина. «У меня были конфликты с моим молодым человеком. Мне пришлось прекратить курить в постели. Ему не нравился запах дыма в спальне». Другой человек пишет: «Мой отец не хотел, чтобы я курил в машине, потому что дым въедался в машину и оставался в системе кондиционера. Конечно, я пытался, но моя одержимость никотином не позволяла бросить курить, и тогда мы ругались». Ещё у одного были конфликты с женой: «У моей жены первый муж умер от рака лёгких, поэтому она очень сильно настроена против моего курения. Я ВЫНУЖДЕН БЫЛ БРОСИТЬ - точка».

Много раз мы делали попытки бросать, просто потому, что мы хотели удовлетворить желание кого-то другого, чтобы мы не употребляли никотин. Это почти всегда сопровождалось абсолютным неверием в то, что возможна жизнь после никотина. Мы не могли себе представить простейшие действия, например, позвонить по телефону без сигареты. Более сложные предприятия, такие как еда или занятие сексом, были просто немыслимы без никотина. Мы закрывали глаза на финансовый аспект употребления никотина. Немногие из нас присматривались к тому, сколько денег обращалось в дым. «После своего первого собрания Анонимных Курильщиков я это выяснил -1000 долларов в год и 23 000 с тех пор, как я начал 21 год назад. Первый взнос за дом, который я всегда так хотел».

Мы с большой неохотой признавали, что никотин имеет какое-либо отношение к бронхитам, синуситам, простуде, кашлю, астме и плохому кровообращению - тому, чем мы все страдали в избытке. Мы избегали чтения медицинских отчётов, которые были как-то связаны с информацией о последствиях употребления никотина. Мы прожигали дыры в своей одежде, коврах, мебели, обжигали своих друзей и себя. Случалось, за рулём мы хватали горящие кончики сигарет пальцами или роняли их себе на колени. Те, кто жевал табак, сплёвывали табачную слюну на себя и на машину, на постель и на партнёра. Мы попадали в аварии из-за курения. Сколько было потеряно времени на работе и взято больничных (иногда неоплачиваемых)! Мы стали спецами по придумыванию объяснений и умению не замечать подобных неприятностей, чтоб не усугублять ими уродливую картину нашей жизни. Никотин вел нас к гибели крохотными, незаметными шагами. Несмотря на упорное отрицание, мм делали попытки бросать. Мы платили за эти попытки и материально, и психологически. «Моей эмоциональной реакцией на провалившуюся попытку остаться в завязке было чувство вины и бессилия.

Это просто укрепило меня в убежденности, что я урод /ошибка природы / неудачник, и как бы я не старался, я останусь уродом/ошибкой природы/неудачником».
Переживания по поводу неспособности бросить обычно включали крушение надежд, ненависть к себе, зарок больше никогда не употреблять никотин. Некоторые были настроены бросить непременно. Но перед тем как это в конце концов случалось, мы проваливались в употребление на дни, недели, месяцы и даже годы. Жизнь человека, зависимого от никотина, основана на отрицании. Большинство из нас чувствовали себя несчастными и обманутыми всеми и вся. С нами случалось что- то плохое, и на наши головы падали все беды, вторгаясь в наши жизни или же вставая на нашем пути. Стыд от употребления питал нашу уверенность, что мы неудачники, озлобляя нас. Мы мучились сомнениями, тревогой и обидами. Мы редко испытывали благополучие.

У многих из нас была мысль, присущая всем обиженным, что мы могли бы быть счастливы, если бы другие люди или обстоятельства изменились. Мы тратили колоссальное количество энергии, стараясь контролировать других людей или, как Дон Кихот, сражаясь с ветряными мельницами. Мы медлили. Мы уходили от реальности к никотину и/или другим наркотикам. Единственное, чего мы не делали - не вступали в бой с нашей зависимостью. Никотин был для нас удобным защитным экраном для нахождения в социуме. Когда общество или закон начинали регулировать наше поведение, вводя запреты на курение в определенных местах, мы злились и вели себя вызывающе, игнорируя правила и нарушая законы. Многие предпочитали поджать хвост и найти местечко, где можно не расставаться со своей «привычкой». Как бы там ни было, трудно представить, что вечно меняющиеся правила для курящих могли бы изменить наше представление о себе в лучшую сторону. Близкие люди беспокоились за нас, но это редко меняло положение. Семья, дети, любимые, друзья и коллеги заботились о нас и переживали, видя нашу зависимость от никотина. Что они только ни делали: проявляли заботу, сердились, жаловались, упрашивали, даже умоляли. А мы продолжали употреблять. Почти у всех нас были те или иные неблагоприятные физические симптомы, полный диапазон от дурного запаха изо рта, от пальцев рук до сдавленности в груди, рака, эмфиземы, высокого давления и проблем с сердцем.

Как бы мы это ни отрицали или не пытались не обращать внимания на симптомы, у каждого из нас была проблема со здоровьем. Чтобы выкрутиться, мы придумывали ту или иную систему маскировки запаха, исходящего от нас или витающего в наших домах, машинах и офисах. Мы терли и мыли. Чистили зубы, использовали освежающую жидкость для рта, мяту, конфетки, жевательную резинку, духи и одеколон. Мы проветривали помещения, покупали приспособления для поглощения дыма, использовали освежители воздуха, уксус, нашатырь, фимиамы, благовония, ароматические свечи. Один мужчина пёк булочки:
«Перед приходом ко мне мамы я часами проветривал дом. Затем я выпекал порцию черничных булочек, распространявших удивительный аромат. Моя мама не могла понять, зачем я ем так много черничных булочек».

Но что бы мы ни делали, чтобы скрыть наше пристрастие к никотину, мы всё равно воняли, так же, как и наша одежда, наши машины, наши дома и офисы. Мы также загрязняли физическое пространство вокруг себя, стряхивая пепел с сигарет или сигар, вытряхивая пепельницы или сплевывая на тротуар, в саду среди роз, на пляже, повсюду. Мы выносили из машин пепельницы, набитые окурками, пеплом и спичками, на парковках, многие оставляли за собой нечистый след в виде мусора повсюду.

В психологическом отношении наша неспособность вырваться из лап никотина оказывала опустошающее действие на нашу самооценку, самоуважение и любовь к себе. Процесс осознания правды был долгим. Ещё больше времени требовалось, чтобы предпринять какие-то действия после осознания. Хотя на протяжении многих лет мы понимали, что надо бросать, мы не верили, что это когда-то может произойти. Тем не менее большинство из нас предпринимали какие-то попытки, очень разнообразные. Мы пробовали резко завязать. Мы уменьшали количество, меняли марки, переходили от сигарет без фильтра к сигаретам с фильтром и обратно. Мы пробовали дорогостоящие коммерческие программы и прибегали к помощи недорогих оздоровительных обществ. Мы прибегали к акупунктуре, гипнозу, поведенческим тренингам, медитации и жевали никотиновую резинку. Но ничего не работало. А точнее, некоторым из нас удавалось перестать использовать никотин на различные периоды времени периоды без никотина длились несколько месяцев или даже лет. Но в конце концов наркотик побеждал. Попадая обратно в тиски никотина, мы придумывали новые оправдания и разумные объяснения и ещё раз подчинялись этому пристрастию Не смотря на наше отрицание, мы знали, что убиваем себя. Мы убивали не только свое тело, но и свой дух. «Я испытывал психологические муки из-за того, что я курил, все годы, которые я курил. Я бы назвал это чувством раздвоения или шизофренией». Нам всем знакомо напряжение, которое мы испытываем от своей нечестности. Мы говорили, что собираемся бросить, хотя знали, что лжем. Наши тела предупреждали о болезни, но жажда никотина подавляла разум, и мы отмахивались от этих сигналов. Курение продолжалось. Постепенно нарастало ощущение нездоровья и усталости от собственного нездоровья. «Я никогда на самом деле не ассоциировал болезнь с курением. Я знал, однако, что моя утренняя головная боль была прямым следствием сигарет, а вечерняя одышка вызвана тем, что я слишком много курил в течение дня. Но мне не приходило в голову, что я болею из-за сигарет».

Наши мозги изобретали странные игры во славу никотина. Все они были призваны сохранить наше отрицание и нашу неспособность взять ответственность за свою жизнь. Но отказываясь принять ответственность за свою зависимость от никотина, мы не имели возможности остановиться. Поэтому в конце концов наступил момент отчаяния, когда мы больше не могли выносить ложь, обман и саморазрушение, и мы нашли дорогу к Анонимным Курильщикам. Первая реакция, возможно, была далека от положительной. Один человек так описывает первое посещение собрания: «Я подумал, что никогда не видел такое сумасшедшее сборище тупиц и религиозных фанатов, собравшихся в одном месте. Я действительно думал, что каждый там был ненормальным, и я не мог понять, как я там оказался, или чем эти уроды могут мне помочь, и меня очень обеспокоил этот трёп о Боге. Когда я попытался спросить об этом, мне сказали, что я не могу задавать вопросов, пока собрание не закончится. Но я всё равно вернулся, потому что был в отчаянии».
Несмотря на впечатление, произведенное первым собранием, у нас появилась надежды или, по крайней мере, признание, что это последний шанс. Залогом этого были люди, с разной степенью успеха активно работающие над тем, чтобы освободиться от никотиновой зависимости.

Не все достигали успеха быстро или «навсегда». Иногда возвращение к употреблению никотина было частью процесса, доводящего до настоящего «дна».

«Через три месяца в Анонимных Курильщиках без никотина я сорвался и опять месяц курил. Этот месяц был сущим адом, который становился всё хуже и хуже, настолько это было опасно. Однажды я почувствовал, что больше не в состоянии так продолжать. Мне казалось, я сойду с ума, и думаю, так бы и случилось, если бы я не решил тогда, что я отказываюсь от никотина окончательно».

Достигнуть дна. Попасть туда, «где смерть выглядит праздником». Прийти к рубежу, означающему готовность пройти любой путь, чтобы не употреблять больше никотин. Наконец начать стремиться к тому, чтобы смотреть реально на те проблемы, которые мы пытались замаскировать никотиновой завесой. Обрести решимость начать процесс. «Я понял, что мне нужно было ждать, чтобы чудо произошло тогда, когда назначит Бог, а не я». Что бы ни привело нас в Анонимные Курильщики и какими бы отчаявшимися мы не были, нас не покидали сомнения в том, что мы сможем бросить курить. После всех поражений, ложных стартов и провалившихся благих намерений надежды оставалось мало. «Несмотря ни на что я надеялся, что могу бросить и больше не начинать». Страх ещё одной неудачи угрожающе маячил перед нами. Зарок никогда больше не употребить никотин столько раз в прошлом не сдерживался нами, что не верилось в удачу.

Совершенно новым подходом был призыв «Только сегодня» В нашем опыте такого не было. Возможно, неосознанно концепция «оставаться некурящим только сегодня» ослабляла страх перед следующей неделей, следующим месяцем, следующим годом и всей оставшейся жизнью остаться без нашего «друга».
Новой для нас была также идея бессилия. Это первый шаг Анонимных Курильщиков - признать свое бессилие перед никотином. Для этого нам придется признать, что мы как личности потерпели поражение, а наркотик одержал победу, следовательно, мы и дальше будем проигрывать. Признание бессилия означает, что вся наша ненависть к себе и прошлые неудачи будут повторяться до тех пор, пока мы в конце концов не убьём себя. Когда мы впервые пришли в Анонимные Курильщики, среди нас были такие, которые знали о том, что мы бессильны перед никотином.

«Я вынужден был признать свое бессилие, потому что никотин имел полный контроль надо мной». Или «Невозможно было игнорировать многочисленные неудачные попытки бросить курить, значит, я бессилен перед никотином». Или «Даже от самой мысли бросать я сжимался, как паук на горячей плите, поэтому я знал, что это - больше меня». К другим осознание этой идеи приходило позднее - «прошло приблизительно шесть недель с тех пор, как я мог бы убить за сигарету». И всё же для многих это было что-то типа компромисса: «Я думаю, я знал, что бессилен, но не придавал этому значения до тех пор, пока не заболел очень сильно, и всё равно был не в силах остановиться».

Независимо от того, каким образом и когда мы признали своё бессилие, нам пришлось встретиться с концепцией Высшей Силы - «силы, более могущественной, чем наша собственная». У некоторых, особенно у людей религиозных или с опытом другой двенадцатишаговой программы, эта идея не вызывала возражений, или, по крайней мере, концепция Высшей Силы не была непонятной. Однако для других встреча с идеей Высшей Силы и стала как раз камнем преткновения. «Высшая Сила? Да вы, должно быть, шутите»! «Не морочьте меня своим религиозным бредом, я пришёл курить бросать». Чудо программы состоит в том, что те же самые скептики, которые сначала считали эту идею шуткой, теперь говорят: «Я на коленях почти каждое утро молюсь своей Высшей Силе». Другие скептики так описывают свои более поздние мысли: «Душевное спокойствие и само моё здравомыслие зависят от способности предаться моей Высшей Силе». «Моя Высшая Сила - это то, что уничтожает во мне жажду курения и защищает меня от необходимости сдаваться под порывом».

Для большинства из нас до того, как мы смогли признать своё бессилие перед никотином и поверить в спасительную роль Высшей Силы в наркотическом безумии, нужно было «достичь своего дна». Смысл понятия «достижение дна» можно выразить по-разному. Поехать в «город полного отчаяния». «Бросить или умереть». Потерять сон, вздрагивая от «ощущения содранной шкуры, в котором я находился». Напугаться до чертиков, чтобы отважится пойти на что угодно, лишь бы не употреблять никотин. Настолько отчаяться, настолько низко упасть, быть таким потерянным, больным, чтобы всем мозгом и нутром почувствовать, что нет ничего более важного, чем воздержание от следующей порции никотина. Быть способным жить по принципу «Не кури, даже если задница отвалится»! Достичь дна. Определённо не самое весёлое место. Тем не менее для некоторых из нас необходимо достичь «самой низкой точки», чтоб усвоить понятие «подниматься» в выздоровлении. По мере того как мы ходим на собрания, мы обнаруживаем, что наше отношение к курению постепенно меняется. Мы не употребляем этот наркотик, понимая при этом, что никогда не освободимся от никотиновой зависимости. Мы учимся препоручать нашу волю и нашу жизнь силе, более могущественной, чем наша собственная. Мы учимся смирению и состраданию. У нас появляется больше уверенности в себе, и мы впервые начинаем понимать, насколько серьёзна на самом деле наша никотиновая зависимость, как сильно она воздействует на нас как физически, так и духовно. Нам становятся свойственны бодрость духа и надежда. На собраниях и в повседневной жизни мы получаем уроки веры и терпения. Мы чувствуем, что для того, чтобы оставаться свободными от никотина, нам необходимо поддерживать честность как по отношению к себе, так и к другим.

Молитва о душевном покое напоминает нам о том, что мы не можем избежать приступов тяги к никотину. В более широком смысле мы учимся использовать идею молитвы как инструмент для того, чтобы справляться со многими вещами в повседневной жизни, которые не в нашей власти. В то же время мы узнаём, что мы можем изменить в себе - это наше отношение, наше мышление, наше поведение и реакции. Это относится и к жизни в целом, и к нашему пристрастию к никотину.

Высшая Сила направляет нас к здоровому выбору, если мы доверяемся ей. Главным вопросом для многих, особенно в течение первого года выздоровления, является отказ от никотина. Со временем импульсивное влечение уходит, и тогда мы обращаемся к занятиям по духовной программе. Наши жизни улучшились с тех пор, как мы пришли в Анонимные Курильщики. Мы чувствуем себя лучше и лучше выглядим. Однако наши чувства более обострены по сравнению с прежними. Это может привести к мысли, что наше состояние ухудшилось. Но по мере того как мы учимся использовать инструменты выздоровления в любых трудностях, встречающихся в жизни, мы находим больше душевного покоя и надежды, чем могли ожидать. И тогда мы понимаем, насколько лучше нам сейчас. Мы узнаём, что хорошие люди могут совершать плохие поступки, что нам не нужно быть чересчур строгими к себе. Капитулировав и признав бессилие, мы обнаружили, что нам больше не нужно быть рабами никотина или табака, или рекламной индустрии.
Мы обнаруживаем, что можем совершать усилия и что наши чувства и страхи не являются уникальными. Мы больше заботимся о себе и учимся жить только сегодня.

Мы протягиваем руку помощи другим, поскольку берём ответственность за собственное спокойствие и счастье. Мы научились верить в чудеса. Большинство из нас ещё не совсем готовы к чудесам типа «расступись море», но на личностном уровне мы верим в чудо, потому что каждый день наблюдаем его лично. Мы испытываем духовное пробуждение своего существа, у каждого своего. Появляется жизненная сила, ощущение жизни, чувство движения вперёд или вверх и цель, которой никогда раньше у нас не было.
Мы ощущаем уверенность, день за днём, что мы не будем употреблять никотин. Пока мы держимся наших групп и нашей программы, мы чувствуем, что наши шансы воздержания от никотина резко увеличиваются. Иногда нам очень хочется конфет или других сладостей, или солёного или жирного, или алкоголя или других наркотиков, или секса - чего-нибудь, чтобы улететь, и сила этого желания удивляет. Некоторые становятся более раздражительными, чем тогда, когда они употребляли никотин. В реальности все было так же, просто чувства подавлялись наркотиком.

Мы учимся останавливаться прежде, чем предпринять что-то. Мы учимся обращаться к нашей Высшей Силе через молитву либо иным способом, и у нас появляется осознание, что мы отправились в небывалое путешествие. Мы больше не боимся потерять контроль из-за гнева.

Посещая собрания, участвуя в деятельности Анонимных Курильщиков, мы остаёмся свободными от никотина, поскольку мы делимся своим опытом с другими. Мы чувствуем, что наша Высшая Сила работает внутри нас. Видя на группе множество подобных себе, мы понимаем, что не хотим употреблять никотин до следующего собрания. Новички напоминают нам о нашем отчаянии, испытанном нами не так давно, и о том, как мы чувствовали себя на наших первых собраниях. Мы можем обмениваться добротой и любовью в дружеской и непринуждённой атмосфере.

У нас появилась возможность говорить на собраниях и делиться своими историями, опытом, силами и надеждой с другими людьми, которые борются с той же проблемой, и мы узнали о себе поразительные вещи. Та безопасная атмосфера, которую мы чувствуем на собраниях, позволяет нам делиться тем, чем нам необходимо поделиться, без страха, без боязни
Когда мы слушаем других, делаем самоанализ, получаем помощь наставника и Высшей Силы, мы начинаем понимать Двенадцать Шагов и прокладывать свой путь по ним один за другим. Часто процесс работы над шагом незаметен, но мы точно знаем, когда мы его сделали.

Опыт доказал, что служение в Анонимных Курильщиках - это невероятно важный инструмент для чистоты от никотина. Существует огромное разнообразие вариантов для служения: организовать новую группу или быть председателем или другим добровольцем на уже существующей группе, стать наставником, делать или принимать телефонные звонки, организовать общественное мероприятие, отвечать на письма. Обязательства по служению могут меняться в зависимости от того, что подходит человеку, соответствует его настроению и определённому дню или периоду времени.

Форматы собраний могут быть разными, вместе с тем мы единодушны в мнении о необходимости высказываний на группах. Большую помощь оказывают собрания по изучению Шагов, особенно если Анонимные Курильщики первая или единственная двенадцатишаговая программа для человека.
Независимо от формата в Анонимных Курильщиках есть то, что заставляет нас возвращаться. Это принятие и понимание со стороны людей, которые испытывают ту же проблему зависимости от никотина. Мы ощущаем, некоторые из нас впервые в жизни, искреннюю заботу, любовь и поддержку. И возможно, самое удивительное - это пробуждение надежды. Мы, которые были уверены, что никогда не сможем прекратить употребление никотина, начинали верить в то, что это происходит, когда мы слушали, как другие делились своим опытом, силами и надеждой.

Однако программа Анонимные Курильщики не делает работу за нас. Многие из нас находятся в сильном отрицании своей зависимости от никотина. Мы неспособны признать своё бессилие перед никотином, или у нас трудность с концепцией Высшей Силы, тогда остаётся в одиночку сдаться другой «силе». Большинство из тех, кто не относится серьёзно к Двенадцати Шагам, думают, что невозможно долгое время оставаться без никотина. Некоторые довольствовались тем, что проходили Первый Шаг и прыгали в Двенадцатый, оставляя прочие шаги делать другим, чтобы потом узнать, что наркотик захватывает их снова, как только жизнь подкидывает им стресс. Бывает, мы перестаём ходить на группы и просто забываем, что больны. Мы принимаем первую дозу никотина, забывая о том, что «одна доза - это слишком много, а тысячи не будет достаточно».

Поскольку болезнь у нас общая, выздоровление тоже, среди наших членов развивается особая связь. В безопасном и надёжном окружении мы учимся доверять и подстраховывать друг друга. Мы на своём опыте познаём правильность слов, что мы не знаем полностью свою собственную историю, пока не поделимся ею с другими людьми. Отношения, которые мы завязываем в Анонимных Курильщиках, развиваются по мере того, как мы успешно выздоравливаем. Мы обнаруживаем, что уже не спешим первыми покинуть группу в конце собрания. Мы пьём кофе после его окончания, регулярно общаемся по телефону с нашими новыми друзьями и знакомыми. Мы все больше рассказываем о себе и начинаем изучать взаимосвязи, которые нам необходимо развивать как функционирующим людям. Наше одиночество уходит вместе с тягой к никотину.
Выздоровление от пристрастия к никотину не отдельное событие. Это жизненный процесс. Он начинается, когда мы прекращаем употреблять никотин и признаём своё бессилие перед этим наркотиком, и продолжается, пока мы не употребляем его и помним о своём бессилии перед ним. Но признание бессилия перед никотином не делает его менее коварным. Если мы остаёмся одни, наркотик не выпустит нас из своих когтей. Зависимость от никотина, так же, как и зависимость от алкоголя, героина или других наркотиков, - это серьёзное смертельное заболевание, которое остаётся с нами на всю жизнь. Поистине удивительно, как велика поддержка от других людей, когда мы начинаем искать способ избавления от никотинового пристрастия. Полезными могут оказаться даже те, кто продолжает употреблять никотин. На их примере мы видим, что каждый делает свой выбор. Это может помочь нам укрепиться в намерении не травить себя наркотиком.

Иногда, находясь вблизи курящего человека, мы можем испытать внезапное желание покурить. Благодаря Анонимным Курильщикам мы всегда помним, насколько разрушающим является это пристрастие, и как хорошо, что мы свободны от него. Употребим мы никотин или нет, позыв пройдёт! Когда мы справляемся с этим позывом, в нас усиливается чувство свободы, увеличивая нашу радость и душевный покой. Один из наших членов подводит итог: «Я просто скажу, что с тех пор, как я бросил курить, у меня появилось, больше счастливых, радостных и беззаботных дней, чем я когда-либо мог даже представить».
Вряд ли кто-то из нас может сказать, что путешествие без никотина происходит без встрясок и ухабов, особенно в
на недовольства. Кажется, что еда заменяет некоторые наши привычные желания, и мы поедаем конфеты, леденцы, сушки, морковку, мороженое, зубочистки, слонов, кухонные раковины и все, что не приколочено. Один человек заявил, что съел «всю Южную Калифорнию».
Чем чаще мы едим, тем чаше занимаемся физкультурой. Постепенно равновесие возвращается. И когда люди говорят нам, что мы лучше выглядим, мы понимаем, что мы и чувствуем себя лучше - физически, эмоционально или духовно.
Частью процесса выздоровления от никотиновой зависимости также может быть разнообразие новых эмоций. Почти все члены Анонимных Курильщиков находят, что мы испытываем больше чувств и ощущаем их более глубоко, чем когда мы отравляли себя. Посещение собраний и общение с членами группы помогают справляться с этими новыми эмоциями. Ещё одним помощником является Молитва о душевном покое, которую человек использует, чтобы справляться с таким чувством, как гнев: «Я всегда держу в голове Молитву о душевном покое и нахожу, что я часто использую её, чтобы избавиться от гнева. Она всё меняет. Я злюсь на своего напарника по работе и пытаюсь контролировать его поведение. Это не получается. В прошлом я бы начал курить и устроил бы с ним скандал. Сейчас Молитва о душевном покое (Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество, изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого) позволяет мне посмотреть на причину своей злости и отпустить её».
Не важно, какими были в прошлом или каковы сейчас наши религиозные убеждения, участие в Анонимных Курильщиках и сосредоточенность на Двенадцати Шагах привели нас к осознанию того, что есть сила, более могущественная, чем наша собственная. Это может быть Бог, другие люди или дверная ручка. Наша Высшая Сила - это что-то или кто-то, к кому можно обратиться с трудностями. Один человек использует число «51» как свою Высшую Силу. Идея пришла, когда он назначил своему внезапному желанию покурить номер «49», а желанию не курить номер - «51». После этого каждый раз, когда приходил позыв, он обращался к числам, и число «51» выигрывало, потому что оно больше. Сейчас, пару лет спустя, «51» применяется им гораздо шире - как источник всей положительной и мощной энергии в его жизни.
Обращение к Высшей Силе помогает в моменты неуправляемости. Будучи курильщиками, в такие моменты мы использовали никотин. Теперь мы заменяем никотин чем-то полезным, при этом освобождая пространство для более позитивной энергии. Один человек так выразил это: «Я передаю себя Высшей Силе, потому что моя жизнь неуправляема. Я раньше сидел и курил и передавал свою волю и свою жизнь сигаретам. Не употребляя никотин, я освободил пространство для своей Высшей Силы и сейчас доверяю ей».
Ещё один образ Высшей Силы - это огонь свечи: «Я вижу свою Высшую Силу как пламя свечи. Я питаю это пламя всем, над чем не имею власти, - моей тягой к никотину, моим желанием изменить других людей, моими эгоистическими привязанностями и так далее. И с каждым разом, когда я что-то отдаю пламени, огонь становится ярче и сильнее».

Чтобы иметь Высшую Силу, не обязательно быть религиозным или верить в какого-то определённого Бога или вообще в Бога. Всё, что нужно, - это связь с положительной силой, более могущественной, чем ты сам.
В Анонимных Курильщиках большинство чувствуют себя в программе хорошо и не хотели бы менять её на что-то другое. Мы хотим быть уверенными в том, что будем продолжать расти и находить тех, кто всё ещё страдает от никотиновой зависимости. Есть смысл в том, чтобы Анонимные Курильщики продолжали быть частью нашей жизни. Посещение собраний помогает нам быть постоянно свободными от никотина и предоставляет возможности помогать новичкам.

На собраниях можно найти выход из тупиковых ситуаций и решения эмоциональных проблем повседневной жизни. «Каждый раз, когда я посещаю собрание, я вновь и вновь подтверждаю мои ценности и приверженность жизни, свободной от никотина. Мне нужно высказываться и вносить свой вклад в выздоровление других. Я всегда чему-то учусь. Группы дают нам «дружбу, поддержку, постоянное вдохновение, наглядное напоминание о мрачном прошлом», так же как являются местом, где «я могу поговорить о своих страданиях при воздержании и найти душевный покой и силу оставаться чистым».
Огромная, всепоглощающая жажда курения исчезает - либо частично, либо полностью. Иногда возникает мысль о сигарете, «но слово “жажда” уже не годится». Со временем оставаться без никотина уже не означает для нас ежедневную борьбу, просто иногда возникает тихое, ноющее чувство. «Это не борьба, но иногда я просто скучаю по курению, как по старому другу». Зависимость иногда напоминает о себе.
Когда мы бросаем курить, похоже, меняются и другие привычки - даже такая обычная, как засидеться за столом. Когда никотина становится меньше, люди пьют меньше кофе, меньше алкоголя, меньше кока-колы, становится меньше тяжелых мыслей. Реже засиживаются допоздна, меньше ходят в бары, меньше общаются с курящими друзьями, меньше сидят в любимом кресле перед телевизором. «Иссякает огромная куча всяких излишеств».

Есть множество видов деятельности, которые могут заменить нездоровые пристрастия - занятия спортом, прогулки, упражнения, развитие дружеских отношений, обучение, вязание, «наполнение чувствами и эмоциями, которых я избегал в течение всей своей курительной карьеры».
Один из положительных побочных эффектов «большей заботы о себе» - это чувство растущей энергии и снижение усталости. Однако при этом не следует забывать о том, что многие говорят о полной измождённости, особенно в начале, когда они начинают воздерживаться. Улучшается цвет лица, кровообращение («я уже забыл к тому времени, что это такое, когда у тебя тёплые руки и ноги»). Улучшаются вкусовые ощущения, обоняние и зрение, меняется в лучшую сторону запах от дыхания, волос, рук, одежды, тела, машин, квартир и офисов.

Нам стало гораздо комфортнее эмоционально - хотя мы порой удивляемся этому, больше всего потому, что эмоции становятся намного ярче без притупляющего действия никотина. Перепады настроения случаются гораздо реже, и они более мягкие, мы стали менее капризными и эксцентричными. Мы становимся гораздо терпимее к другим людям, что ведёт к уменьшению раздражения и гнева, сдерживаемого в себе.
Благополучие, похоже, также приходит в нашу жизнь. Почти все сообщают о появлении уверенности в себе, как внутренне, так и внешней. Вместе с этим у нас усиливаются непостоянство и легкомыслие. В самом начале почти все жалуются на потерю сосредоточенности. Но выясняется, что способность сосредоточиться возвращается в более полном объеме.

Многие из нас говорят и об улучшении своей сексуальной жизни. В этом аспекте мы испытываем больше интереса, больше наслаждения, больше взаимопонимания, больше смелости, больше искренности. Один человек говорит: «Усилия во время секса приводили меня к приступам кашля и удушья. Это было больно, неловко и досадно. Сейчас я могу получать удовольствие от физической стороны любви, поскольку меня больше не беспокоят дыхательные проблемы». Другой говорит: «Почему не акцентируется внимание на этом положительном факторе в антиникотиновых кампаниях? Да потому, что этому никто не поверил бы». Видимо, так и есть, если вспомнить, как акцентируется внимание на теме секса и наслаждения в рекламе никотина.
Жизнь кажется более увлекательной: «У меня больше интереса к жизни. Я не “варюсь в собственном соку”, как было, когда я курил. Я больше знаю о том, что происходит вокруг меня - зрелища, звуки, люди и т.д. Я обращаю внимание на то, чтобы жить “здесь и сейчас”. Я переживаю приключения».

Могут измениться наши отношения с теми, кто продолжает употреблять никотин. В общественных местах, особенно в ресторанах, мы отодвигаемся от курильщиков, находя места в залах для некурящих, тогда как раньше нам подходили только зоны, где можно курить. Порой мы обнаруживаем, что проводим больше времени с теми, кто выздоравливает от никотиновой зависимости, чем с теми, кто всё ещё от неё страдает. Мы не читаем нравоучений тем, кто остаётся зависимым . Если они интересуются, мы готовы сослаться на Анонимных Курильщиков и рассказать о нашем опыте. Когда мы сталкиваемся с курильщиками, мы испытываем гамму чувств — сожаление, грусть и сострадание. Здесь могут быть и чувства благодарности и радости за себя. Впрочем как зависимым людям нам не чужда и зависть: «Почему им можно, а мне нет»? Одновременно мы благодарим провидение и замечаем, насколько их поведение саморазрушительно и насколько влечение непреодолимо. «Должно быть, они сами ненавидят то, что делают по отношению к себе». И конечно: «Я живу только милостью Божьей!»

Усиливающаяся общественная кампания против никотина и поддерживает нас, и раздражает. Выступления от имени Управления Медицины укрепляют нашу решимость. А вот многоголосая общественная шумиха против курения и табака является такой поверхностной и демонстрирует такое пугающее непонимание власти наркотика и самого явления зависимости от никотина, что просто отталкивает и вызывает гнев.
В рамках исследований для этой части книги мы задали вопрос: «Расскажите нам о том, что вы ещё считаете важным касательно того, как вы чувствуете себя, будучи свободными от никотина». Следующие примеры подчёркивают силу Анонимных Курильщиков как средства спасения от одного из самых ужасных наркотиков, доступных на рынке:
«В том, что я бросил, мне больше всего нравится, что мне не надо думать, планировать и мучить себя мыслями о том, как и когда я брошу курить. Последние пять лет я ежедневно просыпался с мыслью, что должен бросать, пока не слишком поздно. Но я продолжал откладывать, пока не услышал об Анонимных Курильщиках. Я наконец добился успеха! И обрел свободу!»
«У меня есть чувство, что я свободен, что меня больше не контролирует вещество. Мои действия больше не ограничиваются необходимостью делать что-то, что не плодотворно и не полезно ни для чего, кроме удовлетворения вредных чувственных удовольствий».
«Я искренне благодарный выздоравливающий зависимый от никотина, потому что я убеждён, что никотин - это наркотик, туманящий ум. Самая важная часть моей свободы от никотина - это то, что я ощутил жизнь без той завесы, которую он нёс собой».
«Сейчас у меня есть надежда, а до этого было только отчаяние, и это глубоко меня изменило. Я благодарен Анонимным Курильщикам за все подарки, которые от них получил».
«ДОЛГОЖДАННАЯ СВОБОДА

Взято из книги "Анонимные Курильщики"

Нонна
Сообщения: 58
Зарегистрирован: Пн окт 15, 2018 9:09 am
Не курю с: 18.10.2018
Стаж курения: 25

Re: Наша история

Сообщение Нонна » Сб ноя 17, 2018 4:53 pm

У меня есть книга анонимные курильщики.
Не курю с 18 октября2018 года

Закрыто